Для того, чтобы проанализировать акции Газпрома сегодня, мне предстоит выступать в жанре, который мне искренне не нравится: мне придется, буквально «серийно и последовательно» говорить о непроходимой тупости целой плеяды высокопоставленных экономистов, политиков и так далее, а также немного насчет последствий особенностей их интеллектуального развития.

Иван Данилов
Иван Данилов
финансовый аналитик и журналист, российский сетевой аналитик-публицист в сфере экономики и (гео)политики

Соответственно, у вашего покорного слуги крайне высокая планка, которую очень трудно преодолеть каждому конкретному политику или корпоративному лидеру, прежде чем я соглашаюсь серьезно рассматривать вариант что «ок, этот очень уважаемый и маститый руководитель — реально не понимает последствий своих действий и не хочет слушать тех, кто понимает, или у него вообще нет доступа к тем, кто понимает». К сожалению (или к счастью), эта планка была решительно (и окончательно) преодолена некоторыми европейскими политиками буквально за прошедшие несколько дней.

Акции Газпрома сегодня

Последствия этого феномена будут крайне поучительными. Собственно, о некоторых особенностях людей, которые принимают решения что в США, что в Евросоюзе, можно было судить в рамках реакции на ковид (и организации монетарной накачки) — когда им в течение сначала 6 (!) месяцев не пришла в голову простая мысль о том, что если душить экономику локдаунами, ломать производственные цепи (вместе с китайцами) и при этом радикально стимулировать спрос (в основном на товары, ибо услуги — в локдауне) с помощью «вертолетных денег», то получится инфляция.

На то, чтобы признать наличие инфляции, потом признать, что инфляция не временная, а потом признать, что с ней придется бороться — ушел год с хвостиком уже после того как процесс был запущен и очевиден вообще всем.

И тут, кстати, политические и имиджевые риски для всех, кто принимал решения, а потом был вынужден признавать их непредвиденные (на самом деле нет) последствия — были бесконечно ниже, чем в случае с Россией и антироссийскими санкциями.

Именно в этом контексте следует читать заявления европейских лидеров (Шольц, Макрон и т.д.) о том, что платить в рублях за российский газ — это нарушение контракта и «нет причин это делать» (Драги). Более того, тот же Драги косвенно дал понять, что не верит (зря!) в отключение российского газа в Европе. Наши европейские партнеры сейчас находятся в фазе «такого не может быть, потому что не может быть никогда». После таких заявлений акции Газпрома сегодня явно лихорадит.

Кстати, вот это вот про «продажа газа за рубли — это обход европейских санкций» — это показатель того, что политики не хотят или не могут понять сути ситуации: их никто не заставляет покупать рубли у подсанкционного российского ЦБ, рубли вполне можно купить у любого российского неподсанкционного банка (можно через любую, да хоть китайскую, хоть дубайскую «прокладку») или прямо на Московской бирже — никаких проблем с чисто санкционной точки зрения — вообще нет, но зато есть ужасающая имиджевая и политическая проблема.

Проблема заключается в том, что европейцы буквально за первую неделю российской операции на Украине проломили все собственные красные линии, включая «отрезание SWIFT» и уж тем более «заморозку ЗВР» — и это все преподносилось (что бизнесу, что населению, что всей остальной политической элите — той части, которая сейчас не обладает доступом к министерским портфелям и т.д.) как элемент экономического блицкрига («тотальной экономической войны» по формулировке министра экономики Франции Брюно Ле Мэра), которая должна была Россию сломать, причем сломать БЫСТРО, заставив отказаться от проведения дальнейшей операции. Ну и акции Газпрома сегодня говорят об этом же.

Это единственное подходящее объяснение, если все-таки исходить из хотя бы минимальной рациональности и смотреть на некоторые ожидания американского экспертного сообщества, которое о настроениях в России судит по оценкам М. Гессен, Г. Каспарова, М. Макфола и их друзей с фуршетов М. Макфола в его бытность послом — это, кстати, частая проблема, в том числе для России, где зачастую о настроениях в других странах иногда судят по мнениям, популярным в «околопосольской» тусовке конкретной страны, только посольство это — российское, и российские «макфолы» и «маши гессен» — у нас тоже, к сожалению, есть в большом количестве.

Соответственно, в нынешних условиях идти на ЛЮБЫЕ публичные уступки в отношении России (даже если они формально ничего не нарушают с точки зрения санкций) — это политический суицид, на который никто не идти не хочет.

Кстати, косвенным подтверждением вышеприведенной логической цепочки (по крайней мере в плане мотивации и ожиданий экономической быстрой победы над Россией) можно считать восхитительное интервью Фридмана (Альфа-Банк), в котором человек, иногда общавшийся с западными политиками, но никогда не входивший в ту самую «макфол-тусовку», а сейчас вообще застрявший в Лондоне под санкциями, без доступа к собственным деньгам (и без возможности «даже нанять домработницу»), объясняет журналисту Bloomberg в максимально вежливой форме (что логично для человека в его положении), что те, кто принимает решения по санкциям (санкции против «олигархов», российских ЗВР и т.д. — это часть одной и той же стратегии от одних и тех же людей) имеют крайне специфическое (в смысле — «дебильное») представление о том, как устроена власть в России:

«По его [Фридмана] словам, теперь ему ясно, что ЕС не понимает, как на самом деле работает власть в России. По его словам, если цель санкций — побудить таких, как он, оказывать давление на Владимира Путина, это хуже, чем нереально.

«Я никогда не работал ни в одной государственной компании или на государственной должности, — говорит Фридман. «Если люди, которые у власти в ЕС, считают, что из-за санкций я могу подойти к господину Путину и сказать ему, чтобы он прекратил войну, и это сработает, то, боюсь, у нас у всех большие проблемы. Значит, те, кто принимает это решение, ничего не понимают в том, как устроена Россия. И это опасно для будущего»»

Это тоже не чисто европейская или американская проблема, это проблема любой системы, выстроенной по тусовочному принципу. Фридман разговаривал с сенаторами и аналогичными европейскими персонажами — пару-тройку раз в год — на каких-нибудь фуршетах, конференциях, «давосах», «благотворительных завтраках/обедах», остальное время он был занят своими (надо признать, вполне успешными) бизнесами, а люди, принимающие решения (у меня нет возможности читать лекцию на эту тему, желающие могут прочитать про то что такое The Blob , начиная тут , тут, тут и далее насколько хватит терпения) сами писали каждый день и сами читали каждый день (в том же блумберге) ежедневные мнения «экспертных экспертов» из правильной тусовки, с правильными знакомыми и хорошими генами/лицами (даже лучше, чем у Фридмана) о том, что Россия — это «олигархическая клептократия» и что у Путина на самом деле «рейтинг 20%» и акции Газпрома сегодня ничего не стоят.

Ну вот, собственно, и получилось, что сейчас The Blob (и его европейские отростки) как бы нажали на все «болевые точки» и ждут, что Россия развалится, у армии закончатся бензин и ракеты (ведь «кинжалы» считались вообще по официальной версии то ли «мультиками», то ли «единичными демонстрационными образцами»), на полках — исчезнут продукты, банковская система ляжет, а под стенами Кремля уже будет многодневный майдан миллионов сторонников Навального (о которых, ссылаясь на миллионы подписчиков и просмотров на Ютубе, говорили «эксперты по России») под руководством и покровительством кого-то из когорты «олигархов» — вот как раз тех (и не только тех), кто попал в санкционные списки. А на практике… на практике получилось как получилось.

Подчеркиваю красным: это не про то, что «они — тупые, мы — умные» (кто-то же потерял 300 ярдов долларов ЗВР для начала, да? и это я не беру другие аспекты). Это про то, что наши оппоненты исходили из довольно нереалистичных ожиданий и искренне не предполагали, что российская сторона окажется намного робастнее, чем они думали, да еще и способной на жесткое нарушение контрактных обязательств и «правил игры»: например, они очевидно ожидали бегства капиталов, которое обрушит и рубль и Мосбиржу и акции Газпрома сегодня (см. заявление Байдена про blow up на Мосбирже от 12 марта) — и им не пришло в голову, что вывоз капитала можно просто (да, в нарушение всего, но у нас же «тотальная экономическая война») перекрыть. Оттого фраза Байдена (которая была очевидно что написана кем-то из «макфол-тусовки») про «потемкискую биржу» — отражает и удивление и обиду —

Кремль, который много лет скрупулезно (и почти всегда в ущерб себе) соблюдал все правила и очень хотел, чтобы это ценили, а не использовали против него, внезапно оказался способным к нарушению правил — что с точки зрения The Blob — и неожиданно, и аморально, и вообще «такого никто не ожидал» (ну как с пост-ковидной инфляцией).

Это конечно, поразительное сочетание: считать своего геополитического оппонента ужасным диктатором и аморальным убийцей, но при этом искренне удивляться запрету на вывоз валюты из страны или продажу бумаг, которыми владеют нерезиденты.

У европейцев сейчас аналогичная (и более страшная) проблема: одно дело продавливать заказы на американский СПГ и строительство СПГ терминалов под предлогом необходимости «борьбы с зависимостью от России», и другое дело — получить реальное газовое эмбарго от страны, которую они считают тотально зависимой от валютных поступлений, причем именно из Европы и именно за газ.

После того, как европейцы подписались на байденовское «уничтожение рубля» и российской экономики — их участие в покупке рублей — это (я сейчас говорю как политпиарщик, а не экономист) — страшнючее унижение, причем максимально публичное, которое (повторюсь) происходит на фоне европейской уверенности, что «так нельзя» (Кремль раньше не нарушал правила и европейцы вообще не привыкли, что их кто-то — не только Россия, а вообще — может кинуть, но железно уверены в своем моральном праве кидать всех) и на фоне их же уверенности в том что «Путин блефует».

В этих условиях соглашаться на оплату в рублях сразу — это очень маловероятный шаг, и возникает вопрос, какое количество боли должно свалиться на европейскую экономику, чтобы политик, благословивший оплату в рублях («грязных, кровавых, тоталитарных путинских рублях»), посчитал, что вся политическая токсичность такого шага — это меньшее зло по сравнению с ситуацией «сидеть вообще без русского газа».

Тут есть еще много промежуточных вариантов: заявить, что платить в рублях — дело конкретных компаний, а не правительств (у Шольца вот есть в правительстве ОДИН нормальный специалист, который уже высказался в этом ключе) или сделать «украинский вариант» — пусть весь газпромовский газ покупают швейцарские (болгарские, венгерские и т.д.) трейдинговые структуры (в рублях), а продают уже этот «кошерный», прошедший через них (финансово, не физически!) газ европейским компаниям, уже за евро — все довольны, Еврокомиссия рапортует об освобождении от газовой зависимости от России и т.д. — но опять же: для того чтобы на это пойти, некоторое (не могу знать, сколько) количество боли европейская экономика все-таки должна будет испытать.

Насчет замены российского газа стоит сделать две заметки на полях:

Ваш покорный слуга внимательно ознакомился с официальными результатами переговоров США-ЕС по «замене» российского газа американским СПГ, и единственные две цифры (и тут стоит учитывать, что сейчас и Брюссель, и Вашингтон прямо стараются пылать оптимизмом), которые фигурируют в этом эпохальном документе, выглядят так:

Первая цифра: «Соединенные Штаты будут стремиться обеспечить, в том числе работая с международными партнерами [прим: т.е. тут не только объемы США], дополнительные объемы сжиженного природного газа (СПГ) для рынка ЕС в размере не менее 15 млрд кубометров в 2022 году с ожидаемым увеличением в будущем.»

Вторая цифра: «Европейская комиссия будет работать с государствами-членами ЕС над обеспечением стабильного спроса на дополнительный американский СПГ как минимум до 2030 года на уровне примерно 50 млрд кубометров в год.»

Для сравнения — третья цифра: (от довольно недружественного в отношении РФ источника): «в 2021 году экспорт [Газпрома] в ЕС, по оценкам “Ъ”, мог упасть до 131,5 млрд кубометров».

Оценку министра энергетики Катара, который был вынужден охладить победные реляции немецкого визави, переможно курлыкавшего насчет уже заключенного (на самом деле нет) контракта по СПГ с Катаром, вы наверняка видели, но катарец на этом не остановился и решил «добить вопрос» в интервью CNN:

«С точки зрения бизнеса мы не выбираем чью-то сторону, мы действуем как бизнес и делаем свое дело»,— заявил Саад бен Шарида аль-Кааби в интервью CNN. Министр энергетики отметил, что Европа всегда была важным рынком для Катара. По словам Саада бен Шарида аль-Кааби, в будущем Катар будет снабжать Европу, но сейчас альтернатив российскому газу для Европы нет. «Я не думаю, что мы в данный момент сможем срочно помочь. Никто не может занять место России в поставках энергоносителей»,— сказал он.

Кстати, самое приятное, что заявил катарец для Евросоюза, заключается в том, что Катар (по доброте душевной и дорожа своей репутацией), так и быть, не будет разрывать долгосрочные контракты с Евросоюзом, даже если это выгодно с финансовой точки зрения (примечание от меня: в контрактах на поставку СПГ и других энергоносителей часто вписаны «штрафы за неисполнение», после оплаты которых у покупателя больше не может быть претензий к продавцу за неисполнение контракта — и продавцы этим в кризисных ситуациях пользуются, разрывая контракты в том случае, если какой-то покупатель предлагает цену, которая покрывает и штрафы, и «репутационный ущерб» — что в нынешних условиях достигается очень легко в силу колоссальной разницы между текущими ценами на СПГ и ценами многих долгосрочных контрактов):

CNN: «Мы не собираемся перенаправлять [контракты] и будем держать их в Европе, даже если у нас будет финансовая выгода от перенаправления, мы бы этого не сделали», — сказал Аль-Кааби, который также является президентом и главным исполнительным директором QatarEnergy. «Это [наша] солидарность с тем, что происходит в Европе».

Если этот результат в стиле «так и быть, мы НЕ заберем у вас уже законтрактованный газ, даже если китайцы предложат нам вас кинуть за большие деньги» — это лучший результат европейской и американской дипломатии на Ближнем Востоке, то на их заявления о быстрой замене российского газа можно лишь сказать «удачи, котаны!».

При этом нужно понимать, что безусловно: за 5-7 лет, при максимальном напряжении сил, средств и так далее — можно как-то заменить большую часть газпромовских поставок, но до этого прекрасного далека Евросоюзу еще нужно как-то дотерпеть, преодолев по пути кучу сложностей с вероятными блэкаутами, проблемами с продовольствием (газ нужен для удобрений), нефтехимией (она нужна вообще для едва ли не всей экономики), отоплением и электрогенерацией, а также такими «мелочами» как металлургия (электрическая дуга — дорогое удовольствие при таких ценах на газ и его дефиците), производством стройматериалов и т.д.

Вторая заметка на полях:
СПГ — существует в физическом, а не идеологическом мире и, соответственно, соблюдает закон сохранения энергии — т.е. он не может «появиться ниоткуда», и если Евросоюз/США начнут «пылесосить» весь доступный СПГ на планете, то это приведет к тому, что на всей остальной планете (прежде всего в Азии) СПГ станет резко меньше (или вообще не будет, для тех, кто хочет покупать его на «споте», а не имеет долгосрочных контрактов), а во-вторых, даже некоторые (не все!) долгосрочные контракты станут РЕЗКО дороже — если они привязаны к спот-котировкам — а это ОЧЕНЬ больно для покупателей, причем им-то нечем заменить этот СПГ.

Этот момент не учитывают очень многие аналитики, которые просто не представляют себе, на что способны государства, у которых внезапно «отрубается» газ из-за того, что Еврокомиссия не хочет позора оплаты в «кровавых рублях». В ситуации потенциальных блэкаутов, роста социальной напряженности, снижения промышленного производства и т.д. — государства, лидеры которых не очень чувствительны к критике в передовице The New York Times, способны на довольно радикальные меры купирования (хотя бы частичного) возникших проблем. Начиная от ускоренного строительства СПГ-терминалов (за свой счет) в России и строительства (срочного) за свой счет (возможно, на своих верфях или в обход санкций, из-за которых, например, Совкомфлот вряд ли получит свои южнокорейские заказы) СПГ-танкеров, и заканчивая прокладыванием за свой счет, и в случае необходимости своими собственными компаниями (или в крайнем случае — инженерными войсками) наземных трубопроводов до России, невзирая на стоимость, рельеф, проблемы и т.д. Понимаете при чем здесь акции Газпрома сегодня?

Когда речь идет об энергетическом удушении конкретных государств (а именно это будет происходить в Азии в этом сценарии), политики зачастую готовы придумывать, оплачивать и применять совсем-совсем необычные меры.

Итого, парадоксальным образом (но в строгом соответствии с законами физики) — поиск замены для «газпромовского газа» в Европе будет одновременно создавать довольно отчаянный (и крайне платежеспособный) дополнительный спрос на газпромовский газ в Азии.

Подчеркну красным: все вышеизложенное не означает, что у Газпрома в этом сценарии все будет хорошо (и тем более — хорошо быстро). Нет, Газпрому, если Евросоюз будет готов терпеть 5-7 лет блэкаутов и дороговизны энергетики, будет плохо, но не терминально плохо — спрос в Азии будет терпимым выходом из ситуации, но до его реализации надо будет еще дожить и дотерпеть. Поэтому акции Газпрома сегодня так сильно лихорадит.

При нормальных обстоятельствах я бы даже не рассматривал такой сценарий в силу того, что воображения не хватило бы представить себе Евросоюз, который сам себя загонит на полдесятилетия в тяжелейшую рецессию с высокой инфляцией и колоссальным ущербом для промышленности, но в нынешних условиях приходится рассматривать и такую вероятность.

С моей точки зрения (подчеркиваю: у меня нет хрустального шара) нас ждут четыре «развилки» по ситуации с Газпромом, его экспорту в Европу и газорублем.

Развилка первая: после озвучивания (вот уже в ближайшие дни) технических требований/предложений российской стороны по покупке рублей и оплаты рублями у Евросоюза может возникнуть желание все-таки пожалеть свою экономику, особенно если (а скорее всего, так и будет) российские требования не будут предполагать прямого нарушения действующих санкций, то есть не надо будет покупать рубли у ЦБ или подсанкционных банков. Проблема в том, что медийно-имиджевый позор при этом никуда не денется, так что далеко не факт, что европейцы пойдут на рублевую оплату.

Вторая развилка: может случиться почти одновременно с первой — это момент, когда российская сторона обозначит перспективу именно отключения (прямым текстом) поставок газа Евросоюзу — и условные Макрон с Драги будут вынуждены думать в терминах «Путин реально не блефует». Опять же, проблема в том, что медийно-имиджевый позор при этом никуда не денется, и у них будет мотивация держаться, но не факт, что её хватит.

Третья развилка: после «додавливания Украины» (падения Киева, капитуляции или любой другой формы очевидного украинского поражения) — это будет своего рода принуждение к реальности, то есть станет очевидно, что санкции не «остановили Путина», а Россия «не развалилась», и, по большому счету, все жертвы, принесенные для «спасения Украины» — были зря, что нанесет довольно чувствительный (но ДАЛЕКО не смертельный) удар по авторитету «экспертов по России» из соответствующих европейских и американских структур. На этом этапе (где-то через неделю-две-три после того, как всех потребителей западных СМИ задолбает обсасывание «падения героического Киева» и бесконечные рассказы о «миллиардах изнасилованных украинцев») расчет баланса между медийно-имиджевым позором из-за оплаты в рублях и внутриполитических последствий из-за отказа от газа может серьезно поменяться — но тут уже сложно что-то даже примерно прогнозировать.

Четвертая развилка: зима 2022/2023 — если в нее войти без российского газа и без заполненных хранилищ (т.е. если им газ отрубят эдак в мае-июне, например) — то экономике и энергетике будет ОЧЕНЬ больно. Газ будет не просто дорогой, а его будет тупо очень-очень-очень сильно не хватать — и тут условные Шольц с Марконом встанут перед финальным выбором — или идти до конца и получить как минимум несколько лет аналогичных проблем, или все-таки платить рублями.

Соответственно, эти развилки совпадают с «развилками» для акции Газпрома сегодня. Любители риска могут его покупать в расчете на то, что европейцы на одной из развилок выберут правильное направление, любителям более надежных подходов все-таки стоит проявить терпение и подождать, пока (и если) европейцы решат что газ за рубли — это не так плохо, а любители deep value и высоких рисков — могут подождать сценария (который не факт что будет), в котором европейцы дотягивают до зимы без российского газа — тогда можно будет взять Газпром не очень дорого с шансом на то, что генерал Мороз окажется лучшим переговорщиком чем министр Новак.

Приглашаю обсудить мои предположения в этой ветке нашего форума трейдеров и инвесторов.