Меня постоянно спрашивают о том, почему курс растёт и где он может остановиться (иногда в варианте «продавать ли доллары сейчас?»). Я ненавижу писать на валютные темы, но тут, вероятно, стоит сделать исключение.

Иван Данилов
Иван Данилов
финансовый аналитик и журналист, российский сетевой аналитик-публицист в сфере экономики и (гео)политики
Обсудить на форуме
Вопрос эксперту
Продавать ли доллары сейчас?
Иван Данилов
Все валюты недружественных стран, причём речь идёт не только про США, Евросоюз, Великобританию, но и про Японию, Швейцарию, Норвегию, вплоть до Сингапура и Тайваня - это не самые лучшие инструменты для сбережений в России. Ибо если и эмитенты этих валют и российское государство не благоволят к тому, чтобы россияне оперировали этими валютами, то зачем-таки нарываться на лишние расходы или проблемы?

Подчеркну красным: сейчас, в условиях ограничения движения капитала курс рубля может быть ЛЮБЫМ. Вообще любым. Если ЦБ очень сильно захочет, доллар может стоить на Мосбирже хоть 40 рублей. Хоть 20 Юань может стоить 5 рублей. И так далее. Прежде чем перейти к перечислению некоторых факторов, влияющих на курс, позвольте несколько заметок о стратегии (я периодически об этом пишу, и сейчас стоит повторить).

Обывательское представление о правильной работе на финансовых рынках выглядит примерно так: «Вася вовремя купил биткойн по $3000, потом продал по $40000, потом на полученные деньги купить акций Теслы и продал их через неделю с «наваром» в 10%, потом продал полученные доллары за рубли, когда «бакс был по $140», а сейчас снова покупает баксы по 88 потому что «верняк знает что бакс будет по 200» — и это всё потому что у Васи — «чуйка» или «друган работает у Ротшильдов» или есть супер-мега крутой алгоритм (или искусственный интеллект или «квантовая модель») для торговли / инвестиций. Так вот, обывательское представление такого рода — дебильное. В принципе.

Из крупных и серьёзных (а также мелких и серьёзных) фондов так никто не работает, и не потому что они — лузеры, и тупые, и «не умеют в прогнозирование» и «не имеют знакомых Ротшильдов», а потому что работает естественный отбор — все, кто пытаются «угадать тут, потом сделать ставку на верняк — там, и так далее» — просто лопаются и уходят с рынка, правда с асимметричным результатом: управляющие остаются с деньгами в виде комиссии «за управление» (те самые 2% от активов фонда, ради которых они готовы рассказывать любые сказки о своих прогностических моделях), а инвесторы/клиенты — платят те самые 2% и теряют остальные 98% (ну или меньше если повезёт).

Финансы, которые делаются «для себя и для друзей», а не «для того чтобы развезти клиента на бабки ради квартального бонуса» — это в гораздо большей степени сфера правильного менеджмента принципиально непредсказуемых рисков, чем сфера «улучшайзнинга прогнозинга».

Соответственно, если речь идёт о распределении сбережений по валютам (напоминаю, «валюты» — это не только доллар, евро и фунт, это ещё и золото, юани, турецкие лиры, бразильские реалы вьетнамские донги или гонконгские доллары — т.е. валюты дружественных или нейтральных стран), так вот если речь идёт о распределении по валютам, то попытки из серии «сейчас куплю дешевле, потом продам дороже» — ничем хорошим не заканчиваются. Это к вопросу продавать ли доллары сейчас.

Распределение по валютам/странам хранения инвестиций нужно не для того чтобы «больше урвать» там, где все будет хорошо, а чтобы меньше потерять в том случае, если в какой-то стране/валюте все будет плохо. При таком взгляде на вещи можно, во-первых не делать лишних глупостей, во-вторых (и это важнее всего) — можно не терять лишних нервов, а они важнее для инвестора, чем даже деньги.

Никто не знает будущего, и если какой-то вменяемый процент от сбережений был вложен в условные юани или золото в течение марта для минимизации рисков — то это было ПРАВИЛЬНОЕ решение, независимо от того что показывает котировальное табло вот прямо сейчас — потому что это (ещё раз подчёркиваю) вопрос менеджмента рисков, а не валютная спекуляция. Юань мог стоить сегодня и 20 и 25 и 150 — если бы власть сделала хотя бы пару глупостей, и он ещё может стоить 20 и 25 и 150 рублей — если власть какие-то глупости в будущем сделает. То же самое про золото, то же самое про любую валюту.

Теперь насчёт курса рубля к баксу (опосредованно к другим валютам). Главное, что с моей точки зрения нужно знать о курсе рубля к баксу заключается в том, что этот курс является не экономическим, а социокультурным (и местами даже религиозным) феноменом, и соответственно его нужно анализировать именно через социокультурную (и местами религиоведческую) призму.

Давайте посмотрим на те сравнительно перманентные причины, которые «давили» (и ещё вероятно будут давить) на рубль. Всего их пять.

Первая причина: Бегство (вывоз) капитала

Из России капитал вывозят (вывозили) ВСЕ. Вообще все, у кого хоть какой-то капитал был. Из России вывозили капитал российские корпорации, чтобы держать деньги в офшорах (подальше от налоговой, чиновников, силовиков и т.д.), причём к государственным корпорациям это тоже относится. Из России вывозили, каждый год и помногу, капитал менеджеры госкорпораций, бенефициары частных корпораций, владельцы среднего бизнеса, и даже более-менее высокооплачиваемые профессионалы узкого профиля.

Далеко не всегда (вот прямо совсем-совсем-совсем) не всегда вывезенный капитал реинвестировался в Россию через офшорные структуры, и наоборот — его значимая часть превращалась в тосканские или провансальские (или где-то в испанской провинции) виллы, недвигу в Mayfair, «инвестиции на стадии pre-ipo» в какие-нибудь WeWork и все такое прочее. И это не считая дивидендов российских компаний с западными владельцами и т.д.

Кстати, если посмотреть на типичный портфель российского «high net worth» или «utra-high net worth» клиента типичного прайвэт-бэнкинга (т.е. от 1 млн долларов и вверх), то там огромное место (зачастую 60-80%) занимают долларовые и евровые облигации иностранных эмитентов — а это опять же, тоже вывоз капитала из России, и давление на рубль.

Когда российские банки МАССОВО вливают клиентов в структурные ноты, выпущенные западными банками в валюте, которые перепродаются с конской наценкой и ещё более массово продвигают среди клиентов долларовые и евровые мусорные облигации — то в сумме получается источник дополнительного чувствительного спроса на валюту.

Сейчас, кстати, будет забавно посмотреть на то, что будут делать российские прайвэт-бэнкинг команды, которые ничего не умеют кроме как впаривать клиентам условные евробонды южноамериканских микрофинансовых организаций или токсичные (с дико заряженным ценником) структурные ноты иностранных банков, а с обоими этими продуктами сейчас жёсткие регуляторные сложности как с российской, так и с западной стороны.

Как легко заметить, сейчас этот важнейший фактор перестал работать. До тех пор пока не «открутят» эту гайку назад и чиновники вместе с топ-менеджерами госкомпаний, топовыми айтишниками и менеджерами сферы ЖКХ из областных центров вновь не попрут с радостью и ощущением собственной статусности покупать европейскую недвигу от Болгарии до Британии и «структурные ноты от Credit Suisse», рублю будет некоторое время полегче.

Вторая причина «перманентно слабого рубля»: бюджетное правило

Бюджетное правило, если очень-очень грубо, предполагает (его действие сейчас временно приостановлено) что дополнительные нефтегазовые доходы государства, которые получаются в контексте цен на нефть выше, чем примерно 45 долларов за Urals, отправляются не на расходы государства, а в ФНБ — причём в валютной форме.

Подчеркну: в самом правиле, на мой вкус, нет ничего плохого на уровне идеи, но проблема была в другом. Независимо от деклараций, по факту, все валютные резервы России (я сюда вписываю и резервы ЦБ и резервы ФНБ) за исключением тех самых «20% в золоте» (и некоторого количества юаней) фактически (ещё раз: фактически! я не про формальные признаки) пополнялась и хранилась в долларах и евро исходя из следующего социокультурного феномена: В России периодически случаются кризисы (из-за российских проблем) или страну накрывают последствия мировых кризисов (2008, например) и первой и главной реакцией российского бизнеса, российских чиновников, топ-менеджеров и далее везде (вплоть до населения) является немедленная закупка максимально большого количества валюты и (в идеале) вывоз валюты из страны чтобы «государство не забрало» и «вообще на всякий случай».

Очевидно, что резкий рост спроса на валюту в такой ситуации приводит к её резкому подорожанию, что немедленно воспринимается бизнесом, виновниками и населением как подтверждение того, что нужно купить ещё больше валюты «потому что началось!!!» и дальше идёт новый виток девальвации с новым ростом курса бакса и соответствующей паникой, которую уже вообще невозможно остановить.

С точки зрения государства, единственный способ с этим бороться (и сохранить при этом хоть какой-то гражданский мир и не вызывать ненависть к себе) заключается в том, чтобы заранее (ибо кризис рано или поздно случится) закупить ОЧЕНЬ много валюты, чтобы в момент, когда все побегут её покупать, можно было срочно удовлетворить этот огромный спрос, и «жечь резервы» до тех пор пока паника не пройдёт — то есть хотя бы 2-3 месяца в очень активном режиме. Легко заметить, что для этой задачи нужно также чтобы резервы хранились в долларах и евро, а не в золоте. Ну вот государство основательно готовилось к очередному 2008 или в крайнем случае 2014 году, но получило кризис совсем другого рода, отчего сейчас и страдает. Но это другая история.

Важно то, что сейчас валютное правило — отключили. Говорят что временно. Это значит, что ЦБ перестал покупать валюту на рынке и создавать ежедневный дополнительный спрос на рубли. Когда и если эту гайку «открутят» назад, давление на рубль — вернётся. Пока — его нет.

Третья причина: Импорт

Из всех причин «вечно слабого рубля» — эта единственная экономическая, хотя и в этом случае есть довольно увесистый социокультурный элемент. Далеко не весь импорт — это высокие (и незаменимые) технологии, специфические катализаторы или кофе, который в России не растёт. По крайней мере, часть — это то, что покупается как раз из-за своего импортного (в основном европейского) происхождения, что в глазах российского потребителя делает его престижным и кошерным.

Да и с точки зрения многих российских чиновников и менеджеров по закупкам чего угодно, откаты и другие «стимулы» для тех, кто принимает решения о закупках (особенно это видно в сфере некоторых ай-ти вендоров и крупных потребителей) — бесконечно притягательны, и делают импортные товары и услуги фактически незаменимыми, а любые попытки их «подвинуть» российскими (или даже китайскими) аналогами — обречёнными на неудачу.

Подчеркну, я не выступаю за автаркию и прочий чучхе, просто констатирую, что определённая часть европейского и американского импорта состояла из товаров и услуг, которые можно было бы и не покупать.

И тут на сцену выходит Еврокомиссия, а также боевые пиарщики всех антироссийских структур США и Евросоюза, которые давят на банки, страховщиков и особенно на транспортные компании, что приводит к резким сложностям в плане импорта всего (как нужного, так и в принципе — заменимого) из Европы (и местами из других стран), что резко душит импорт, и косвенно способствует снижению внутреннего спроса на евро и доллары (все равно на них часто нельзя купить то, что нужно/хочется купить) и тем самым рубль — укрепляется.

Рано или поздно будет налажен или «чёрный» или «серый» или даже восстановлен официальный импорт самых разных европейских товаров и услуг, и, по крайней мере, часть спроса на валюту, скорее всего, вернётся. Но пока, европейская антироссийская шиза способствует укреплению рубля.

Четвёртая причина: главная религия России — это туризм

Россия — это сравнительно религиозная страна. Только её главная религия не значится ни в одном справочнике: это не православие, и не ислам, и не буддизм. Это — туризм. Религия — это не столько вера в нечто сверхъестественное, сколько нечто, что придаёт некий высший смысл человеческой жизни со всеми её сложностями и печалями. А теперь прикиньте сколько людей в вашем окружении «живут/работают ради отпуска», а самая главная любовь и интерес в жизни у них — «путешествия»? А сколько из этих людей судят об окружающих по количеству («хотя бы 2-3 раза в год») и качеству («ну хотя бы на Мальдивы») их отпусков? Россия — не единственная страна такого рода, просто сейчас смотрим именно на Россию.

У этой религии есть вполне осязаемый «церковный налог», который российские верующие оплачивали (в валюте!) ежегодно, да ещё и масштабировали по мере роста экономики и уровня жизни.

Конкретно: «Вице-премьер Дмитрий Чернышенко заявил, что россияне за последние 20 лет потратили на зарубежных курортах больше 300 миллиардов долларов. Такую цифру он озвучил на встрече правительства с представителями туристической отрасли.»

И здесь у нас та же самая ситуация что и с импортом: из-за закрытого неба, проблем с картами Visa/Mastercard, из-за других сложностей — российский туризм завял. Каждый год первые ручейки туристического бабла из России текли в Париж и Милан, начиная прямо с 14 февраля и 8 марта — на шоппинг туры для любимых любовниц/дочерей/жён российского высшего и среднего класса, а теперь — ни фига нет, и скорее всего некоторое время не будет. Рублю от этого становится лучше. Но все хорошее когда-нибудь заканчивается.

Как известно религиозные чувства только возгораются сильнее в условиях гонений и препятствий, потому в будущем, скорее всего российские «турист-паломники» будут стараться активно штурмовать Дубаи, Гонконг и что-нибудь «гламурное» в Турции или Мальдивах, хотя вероятно ограничения по вывозу капитала, покупке валюты и работе карт «Мир» всё-таки слегка урежут «туристическое» давление на рубль.

Пятая причина: Глубинный народ предпочитает зелёную наличность

Набор: гречка, сахар, баксы — свят для довольно значимой части населения. В некотором смысле классический портфель глубинного электората примерно так и выглядит — он «стоит» на этих трёх активах (с опциональными добавками типа «тушёнка», «соль», «сигареты»).

Более того, одним из неписаных, но важных пунктов российского общественного договора между властью и обществом является гарантия государством беспрепятственного доступа (по не слишком запретительным ценам) к гречке, сахару и баксам.

Это пересекается с пунктом 1 про вывоз капитала, и размах этого феномена не стоит недооценивать, как и количество дорогих сограждан, которые покупали немного (или много) валюты каждый месяц или с каждой зарплаты или с каждого успешно выполненного заказа.

Часть из этой валюты, безусловно, шла на религиозные нужды (см. пункт 4), но значимая часть оставалась «про запас». И это я сейчас НЕ беру валютные счета и депозиты в расчёт, я говорю исключительно про схему «каждый месяц Иванов идёт в банк и покупает зелёные бумажки». Задумайтесь, продавать ли доллары сейчас?

Посмотрим на цифры:

Известия: «В условиях запрета на поставку в Россию наличных долларов и евро главным обладателем крупных запасов «бумажной» валюты стало население, на руках у которого находится более $90 млрд. Такой вывод основан на данных международной инвестиционной позиции ЦБ за октябрь [2021] и оценках экспертов по объёму покупок физлицами в последние месяцы иностранных банкнот».

Для сравнения: 90 миллиардов долларов — это примерно золотовалютные резервы центрального банка такой страны как Норвегия или Испания. В кризисной ситуации от государства ожидается предоставление доступа к долларам, а его отсутствие немедленно каралось паникой, с чем связана в том числе обсессия российских властей созданием очень большого (и оказавшегося бесполезным) запаса долларов и евро (см. пункт 2).

В нынешних условиях случилась уникальная комбинация факторов: с одной стороны, глубинный народ в среднем понимает, что государство не виновато в сложившейся ситуации, в том смысле, что, конечно, ему (как и мне) не нравится потеря ЗВР, но российский электорат (это неоценочное культурологическое наблюдение) не склонен предъявлять власти претензий профессионального характера, несмотря на всегдашнюю готовность предъявить претензии морального плана.

То есть сейчас в среднем действия государства воспринимаются не как нечто злонамеренное (в чем государство обычно любят подозревать), а как элемент «общей борьбы за правое дело». В этих условиях исчез ещё один важный фактор спроса на валюту за рубли, что тоже поддерживает курс рубля. Но есть нюанс: текущая позитивная конфигурация будет подвергаться эрозии по мере того, как «глубинные сберегатели» начнут переходить на юани и золото. Не факт, что это будет быстрый процесс, но вряд ли инстинкт «валютных сбережений» удастся победить, и, кстати, государство даже не рассчитывает на это, из-за чего, собственно, и занимается стимулированием металлизации сбережений.

Сейчас, повторюсь, мы находимся в уникальной ситуации: государство, в силу санкций и ощущения «осаждённой крепости», в рамках которого оперирует значимая часть общества (и ваш покорный слуга — тоже), получило полный карт-бланш на принятие таких мер, которые при любых других условиях были бы политическим суицидом.

Конкретно: блокирование вывоза капиталов (в хоть сколь-нибудь серьёзных объёмах) и ограничение на доступ к валютам недружественных стран. Сюда же можно добавить ограничения на продажу российских бумаг нерезидентами, ибо до этого невозможно было бы себе представить конфигурацию, в которой российские власти поступили бы до такой степени жёстко в отношении интересов иностранных инвесторов, которые в Москве всегда воспринимались как нечто обладающее практически дипломатическим уровнем неприкосновенности.

Однако все вышеперечисленные факторы — вполне могут оказаться временными. Не в том смысле, что с нас снимут санкции и все будет «как раньше». Как раньше уже ничего не будет, но вот та часть элиты, которая мечтает о продолжении вывоза капиталов за рубеж (да хоть в Дубай, да хоть в Стамбул, да хоть в Гонконг, а в идеале — назад в Лондон) — никуда не делась и будет работать над либерализацией вывоза денег из России; желающих покупать «валюту» (хоть какую-то) не стало меньше; туристическая религия — не умрёт и будет искать способ реализации религиозного инстинкта верующих в «престижный отдых по-человечески»; а импорт самых разных товаров и услуг, так или иначе, будет восстанавливаться.

Любой из этих факторов легко поднимает спрос на валюту (в целом, т.е. и на дружественные валюты, и на «недружественные») и будет давить на курс рубля. Теперь подумайте, продавать ли доллары сейчас? И это я ещё даже не трогаю риски того, что у нас может начаться (под давлением общественности) мягкая денежно-кредитная политика, а если совсем не повезёт — эмиссионное финансирование каких-нибудь завиральных экономических программ, или ещё какой-нибудь «чёрный лебедь» прилетит. Потому в долгосрочной и даже среднесрочной перспективе — курс рубля, хоть к доллару, хоть к золоту, хоть к тугрику, может быть вообще любым в зависимости от того, какие факторы будут сохранять или терять влияние, а какие гайки будут закручиваться или откручиваться назад.

Вот недавно появился указ Путина про оплату поставок европейского газа. Можно констатировать, что схема, изложенная в этом указе — вряд ли радикальным образом поможет рублю в долгосрочной перспективе (хотя, безусловно, может слегка помочь курсу в краткосрочной), даже если европейцы согласятся оплачивать именно в соответствии с требованиями данного документа.

Повторюсь: решение о том, какую часть сбережений хранить в той или иной валюте — это вопрос не правильного прогнозирования и «предсказывания будущего», а вопрос правильного риск-менеджмента. Я не знаю вашей толерантности к риску и представлений о прекрасном, и могу лишь поделиться своими соображениями (не цифрами, цифры и проценты — это вопрос к человеку, которого вы видите в зеркало каждое утро) из которых исхожу сам:

  1. Все валюты недружественных стран, причём речь идёт не только про США, Евросоюз, Великобританию, но и про Японию, Швейцарию, Норвегию, вплоть до Сингапура и Тайваня — это не самые лучшие инструменты для сбережений в России. Ибо если и эмитенты этих валют и российское государство не благоволят к тому, чтобы россияне оперировали этими валютами, то зачем-таки нарываться на лишние расходы или проблемы?
  2. Минус рубля — это инфляция и риск ошибок в денежно-кредитной политике (риск принятия стратегии из серии «Напечатать и раздать») — сейчас эти риски СИЛЬНО ниже, чем месяц назад, но они даже близко не исчезли. Соответственно, нужно что-то помимо рублей.
  3. Минус юаня — это риск ошибок в денежно-кредитной политике китайского центрального банка и риск каких-нибудь новых и неприятных ограничений по циркуляции офшорного юаня (все юани вне КНР — офшорные) в исполнении китайских властей, плюс (если совсем не повезёт) риск закручивания гаек даже в отношении юаневых сберегателей в России. Очень маловероятно, но всё-таки возможно. Соответственно, нужно что-то помимо юаней.
  4. Минус золота — большой спред, не самое удобное хранение, не очень комфортная ликвидность. Соответственно, нужно что-то помимо золота.

Итого: Я бы не стал экстраполировать тенденцию укрепления рубля в будущее. В будущем может быть что угодно.

Диверсификация, которая вам подходит психологически (например, я себя очень хорошо чувствую с огромным процентом золота в портфеле — >25% от всех активов, включая акции и т.д., и мне плевать на то какой будет цена завтра, но это — я, у вас могут быть другие представления о прекрасном) и которая хотя бы не подвергает сбережения некоему катастрофическому риску в случае, если что-то идёт совсем не так с конкретной страной или её денежно-кредитной (или бюджетной) политикой — это верный подход.

И последнее: предлагаю искренне порадоваться, что ваши юани (возможно, купленные в марте) не стоят сегодня 150 рублей, да и золото сейчас не 10 000 рублей за грамм. Потому что ценник в 150 или даже 30 рублей за юань означал бы, что у экономики очень-очень серьёзные проблемы. А так проблемы просто серьёзные и вроде бы есть шанс их разрулить. При этом и золото, и юани — независимо от ценника (но особенно золото, для гурманов — также и серебро) будут сохранять важнейшее свойство — беречь ваши нервы независимо от котировок конкретного дня и потенциальных глупостей, сделанных каким-либо чиновником.

Продавать ли доллары сейчас? Традиционно приглашаю обсудить мой анализ в этой теме нашего форума.